«Академия русской символики «МАРС»




ПУБЛИКАЦИИ

К списку публикаций

Кулаков В.И.

Символика Нового мира

«Мы наш, мы новый мир построим...» - так словами «Интернационала» обозначали своё кредо творцы пролетарской революции в 1917 г. Слом непригодной для них государственной машины Российской Империи, мешавшей самореализации ранее бесправных культурно-этнических групп, пришедших в Революцию, сопровождался сменой знаковой системы России. Считавшаяся трамплином для всепланетной мировой революции, наша страна обрела не только новое имя «РСФСР», но и новую государственную символику . С января 1918 г. многие из талантливых русских художников, поверив словам большевиков о необходимости совместной работы на благо возрождения России и в надежде найти для себя место при новой власти приняли участие в создании герба РСФСР. Многие из этих работ показывают искреннее стремление их авторов сказать новое (пусть и наивное) слово в русской знаковой системе (рис. 1,1,2). Был кодифицирован ведущий элемент советской символики - арматюра «серп и молот», призванная символизировать единение рабочих и крестьян (несмотря на декларированную диктатуру пролетариата как ведущую форму социального устройства России и, в будущем, всего мира). 10 июля 1918 г. V Всероссийский Съезд Советов узаконил герб РСФСР, созданный художником Е. Камзолкиным (Гусев В., 1996, с. 5). Первоначально (рис. 1,3) этот герб венчала пятиконечная красная звезда. В отличие от заранее согласованной с художниками-конкурсантами арматюры «серп/молот» (аналог этой арматюры - «плуг и молот» присутствовал на знаках бойцов РККА в 1918-1922 гг.), звезда отсутствовала на ряде предварительных вариантов герба. Несмотря на то, что пятиконечная звезда была устранена с герба РСФСР при его дальнейших редакциях (рис. 1,4), она является одним из основных знаков советской эпохи и прочно вошла в знаковую систему СССР прежде всего как знак, связанный с воинской и гражданской доблестью. Приказом Наркомата по военным делам от 29 июля 1918 г. звезда на долгие десятилетия стала значком-кокардой на головных уборах красноармейцев и воинов Советской Армии. В Российской Федерации общевойсковая кокарда с 1994 г. также обладает пятиконечной звездой (правда, не эмалевой, а с гранёными золотыми лучами), наложенной на традиционную для Русской Армии кокарду цветов Российской Империи.

Проекты (1, 2) и варианты (3, 4) герба РСФСР.
Рис. 1.
Проекты (1, 2) и варианты (3, 4) герба РСФСР.

Серп, молот и красная звезда – неотъемлимые зримые компоненты Новейшей истории нашей Родины. Если схема вполне искусственной по своей схеме «рабоче-крестьянской» арматюры открыто указывает на её масонские по своему происхождению прототипы (знаки «циркуль и кинжал», «циркуль и молот» и прочих фигур, не обладавших глубокой исторической традицией), то генезис и существование пятиконечной звезды как элемента различных знаковых систем гораздо сложнее и достойны специального рассмотрения. Ранее на эту тему учёные России внимания не обращали. Восполнению этого пробела в процессе изучения отечественных знаковых систем посвящена предлагаемая статья. Интерес представляют и прочие составляющие советских государственных гербов (венок, «свиток закона» и проч.).

В современной науке утвердилось мнение о сильном влиянии, оказанном астрономическими (позднее – астрологическими) знаниями носителей шумеро-аккадской культуры на древнюю Европу. Этот феномен отражён семитскими следами в астральной номенклатуре индоевропейцев: от шумеро-аккадской и палестино-финикийской Астарты/Ашторет к хеттскому haster, древнегреческому – «звезда» (Иванов В.В., 1980, с. 116). В поздней иудейской традиции, наследовавшей шумеро-аккадские и прочие астрологические новации древности, сложились типы пяти- и шестиконечной звезд. Первая звезда (пентаграмма) традиционно связывается с основателем Храма Иерусалимского Царём Соломоном, заложившим, кроме того, основы каббалы. По преданию пентаграмма блистала на его перстне и являлась царской печатью, воздействовавшей на «тёмные силы». Вторая звезда (составляемая в каноническом виде из двух переплетённых треугольников) соотносится с царём Давидом и занимает достойное место на флаге Государства Израиль. Естественной парадигмой для ближневосточной пентаграммы могла быть морская звезда или фигура человека с распростёртыми конечностями (в позднейшем исполнении - «золотое сечение» Леонардо да Винчи). Естественным прототипом для шестиугольной звезды является естественная 6-лучевая рефракция солнечного света. Итак, один из источников появления фигуры пятиконечной звезды в знаковых системах Европы – древнее наследие Ближнего Востока. Число её лучей символично и для иудеев (Пятикнижие Моисея), и для мусульман (пять основ Ислама: символ веры, молитва, пост, подаяние, паломничество). Даже для некоторых наших современников упомянутые библейские по происхождению знаки считаются носителями некоей эзотерической информации (пентаграмма – символ «пяти рас» Елены Блаватской) и даже обладают лечебными свойствами (Толкушин О.Г., Кусков Ю.И., 1996, с. 69, 79).

Менее известен факт существования в древней Европе местного по происхождению знака в виде пентаграммы. Эта равносторонняя фигура известна в археологических материалах I-го тысячелетия до н.э., в частностях - в юго-восточной Балтии. Здесь, на территории исторической Пруссии, звезда с широкими лучами изображена на крышках погребальных урн культуры западнобалтийских курганов поздней фазы эпохи бронзы и раннего железного века. Фигура пятиконечной звезды с узкими лучами представлена также на глиняной матрице из «мастерской литейщика» на могильнике Хюненберг (южная окраина совр. г. Пионерский (Калининградская обл.). В ранне-римское время глиняные пряслица и сосуды-приставки в древнегерманских погребениях на Янтарном берегу также несут прорезной рисунок пятиконечной звезды. Прямая связь знака «звезда» с погребальным культом свидетельствует о глубоком сакральном смысле этого знака-пентаграммы, которым наделяло его древнее население Балтии. «С уверенностью можно констатировать смену у западных балтов (и у носителей вельбарской культуры ?) во 2-5 вв. символа «пентограмма=звезда» (композиция) на рисунок «косого креста». В ряде случаев последний к середине 4 в. проявляет тенденцию к превращению при помощи дополнительных штрихов в «сегнерово колесо» («свастика») (Кулаков В.И., 1998, с. 96). Учитывая прямую связь в конце I тыслет. до н.э. – начале I тыслет. н.э. пентаграммы с погребальными церемониями и место этого знака на предметах в составе погребального инвентаря, следует полагать значение этого знака у западных балтов и части германцев как символа небесной сферы, обиталища душ предков (Кулаков В.И., 2003, с. 63). В кельтской знаковой системе пентаграмма является символом воскресения/перерождения (Хайнц С., 2006, с. 231).

Генезис знака «звезда» на провинциально-римских пряжках IV в. н.э.: 1 – Кёльн-Ворота Св. Северина (Германия); 2 – Верман (Франция); 3 – Уденбург (Франция); 4 – Монсе-ле-Неф (Франция).
Рис. 2.
Генезис знака «звезда» на провинциально-римских пряжках IV в. н.э.: 1 – Кёльн-Ворота Св. Северина (Германия); 2 – Верман (Франция); 3 – Уденбург (Франция); 4 – Монсе-ле-Неф (Франция).

Итак, перед нами – два источника проникновения в европейскую геральдику знака пентаграммы: ближневосточная «печать Соломона» (астральный символ, семантически связанный с мудростью и каббалой?) и балтийская «звезда мира предков» (символ небесной сферы как загробного мира). Как реализуется в европейских знаковых системах наследие двух указанных выше традиций, каковы источники сложения красной пятиконечной звезды и всей советской государственной геральдики – эти проблемы поможет решить обращение к знакам, встреченным на археологическом материале Европы.

В среднем железном веке первое массовое воспроизведение звёзд с лучами в числе от пяти до восьми происходит в IV в. до н.э. в мастерских Нижнего Рейна. В это суровое для Западной Римской Империи время отряды германских «варваров» перенимают на себя охрану рейнского лимеса, сменяя неспособные к активным действиям римские легионы (Кулаков В.И., 2006а, с. 68, 69). При этом алчущие римской культуры германцы охотно принимают «лимесную моду», стараясь в своём убранстве хоть отдалённо походить на римских воинов, память о непобедимости которых ещё была жива в Свободной Германии. В частности, происходит копирование римской поясной гарнитуры, в начале-середине IV в. н.э. украшавшейся вставками полудрагоценных камней. «Варварские» мастера, стремясь к дешевизне своих изделий и не обладая нужным количеством этих камней, их блеск на обоймицах пряжек имитировали фигурами многолучевых звёзд (рис. 2). Таким образом, фигуры, составлявшие «звёздчатый орнамент», не обладая семантическим значением, являлись сугубой декорацией и появились в юго-восточной Балтии не позднее 400 г. (Кулаков В.И., 2006 г., с. 59, 62).

Пряжка из Биерри (Франция).
Рис. 3.
Пряжка из Биерри (Франция).

Далёким отзвуком упомянутого «звёздчатого орнамента» явились отдельные изображения шестилучевой звезды на обоймицах пряжек франков Меровингской эпохи (рис. 3). Правда, вертикальная штанга такой звезды на пряжке из Биерри (департамент Ионн, Франция) имеет петлю, что позволяет прочитать её как греческую букву ? (Biton R., de Semainville H.G., 1988, p. 292). Соответственно, шестилучевая фигура на пряжке является хризмой, то есть – сокращённым греческим написанием имени «Иисус Христос». Иное значение имеют представленные во множестве на каменных саркофагах Меровингской эпохи прорезные шестиугольные звёзды, заключённые в круг (рис. 4). Эти знаки-«розетки» датируются во Франции VI – первой третью VII вв. и считаются христианским символом розы (как вечной жизни в Небесном Граде Иерусалиме?) (Charpy J-J., Poulain C., 1998, p. 86). Важно отметить, что подобные шестилучевые фигуры, выполненные при помощи циркуля, хорошо известны в русской белокаменной (на саркофагах XV-XVII вв.) и деревянной резьбе и традиционно интерпретируются как архаический древнерусский (?) знак солнца.

Плиты саркофагов из кладбища Сен-Жермен-де-Пре (Париж, Франция).
Рис. 4.
Плиты саркофагов из кладбища Сен-Жермен-де-Пре (Париж, Франция).

В западноевропейской бижутерии эпохи Великого переселения народов известны весьма редкие изображения шестиугольных звёзд, сложенных из двух переплетенных треугольников (рис. 5,1,2). Как правило, эти знаки вписаны в круг, украшают круглые провинциально-римские и византийские фибулы, датируются серединой V в. (Welch M.G., 1976, p. 136) и концом X – началом XI вв. (Schulze-Dorrlamm M., 1990, S. 464). Если в первом случае центральная часть звезды позволяет полагать связь данного памятника декоративного искусства с упоминавшимся выше «звёздчатым орнаментом», то ряд признаков фибулы Оттоновской эпохи указывает на то, что она изготовлена под сильным влиянием исламского искусства и не обладает актуальной для европейцев семантической нагрузкой.

Накладки с 6-и угольной звездой из Музея искусств «Метрополитен» (Нью-Йорк, США) (1) и Либенау (Северо-Западная Германия) (2).
Рис. 5.
Накладки с 6-и угольной звездой из Музея искусств «Метрополитен» (Нью-Йорк, США) (1) и Либенау (Северо-Западная Германия) (2).

В эпоху Высокого и Позднего средневековья звёзды в геральдическом материале Европы редки. Этот факт засвидетельствован в Гербовнике Иоганна Зибмахера 1605 г. (Appuhn H., 1994). Звёзды с самым разным (как правило – с чётным) числом лучей представлены в ряде случаев на гербах феодалов, побывавших в крестовых походах в Палестине.

Приведённые выше примеры использования звёзд в европейских знаковых системах I – II тысячелетиях н.э. указывают на то, что звёзды или обладали сугубо декоративными функциями (имитация блеска полихромных кабошонов), либо являлись вторичными символами, привнесёнными извне (с Ближнего Востока) и не обладавшими актуальным семантическим значением. Исключение составляет восточноевропейская группа знаков на глиняной и деревянной посуде, использовавшейся древнерусскими горожанами домонгольского времени. Связанные с архаичными языческими воззрениями, пятиконечные звёзды (единственная из вариантов звёзд, пригодная для начертания на поверхности без отрыва от неё резца), свастики и прочие линейные знаки являются в данном случае тамгами – знаками мастеров или собственников сосудов (Сергеева М.С., 1997, с. 348).

Аверсы и реверсы амулетов №№ 4 и 7 из клада в Замке Кёнигсберг.
Рис. 6.
Аверсы и реверсы амулетов №№ 4 и 7 из клада в Замке Кёнигсберг.

Эпоха Возрождения внесла серьёзные коррективы в европейские знаковые системы. В рамках религиозной Реформы и общей либерализации нравов в Европе стала возможной деятельность адептов оккультных знаний. В арсенале этих астрологов, алхимиков, предсказателей и прочих представителей паранаучных «истин» активно использовалось наследие их восточных коллег. Это справедливо и относительно знаковой системы раннего оккультизма. В целом она ещё ждёт своих исследователей. Однако уже на современном этапе исследований можно констатировать факт активного использования алхимиками знаков 5-и и 6-и конечных звёзд. Впервые для Европы в XVI в. можно утверждать об их неразрывной связи. Это засвидетельствовано изображениями на аверсах и реверсах двух гадательных пластин/амулетов (№ 4, серебро и № 7, бронза) из клада, обнаруженного 30 мая 2005 г. в руинах Королевского Замка в центре современного г. Калининграда. По данным палеографии и по типу серебряной пороховницы, содержавшей 11 амулетов, клад датируется концом XVI – началом XVII вв. и связан, очевидно, с деятельностью одного из кёнигсбергских гадателей эпохи герцога Альбрехта Бранденбургского (Кулаков В.И., 2006в, с. 91-93). Иудейские (пусть и написанные по-гречески) имена бога «adonay» и «sadday» прямо указывают на каббалистический источник знаний, реализованных на этих гадательных пластинах. Надо полагать факт соответствующего происхождения 5-и и 6-и конечных звёзд на этих пластинах. Здесь перед нами – первое прямое свидетельство фильтрации ветхозаветной символики «звёзд Соломона и Давида» в европейские знаковые системы, результат духовной «перестройки» европейского общества в эпоху Возрождения.

Дальнейшее развитие этих двух знаков, наверняка, отражено в символике оккультных сообществ, в изобилии возникших в Европе в эпоху Просвещения. Среди них можно предположить значительную роль масонов и иллюминатов, оказавших серьёзное влияние на политику Западной Европы. В геральдику этих групп звёзды с 5-ю и 6-ю лучами попали из иудейских общин сефардов, широко расселившихся по странам Западной и Центральной Европы после их изгнания из Испании в 1492 г.

Вне зоны деятельности масонов эмблемы с интересующими нас звёздами также представлены. Как правило, звёзды в городских гербах Центральной Европы ещё с XIII в. имеют 6 лучей. Этот феномен следует, очевидно, объяснять католической иконографией путеводной звезды волхвов, шедших в Вифлеем к Рождеству и ставшей эталоном для геральдических звёзд Высокого средневековья. Не следует забывать генеалогию Иисуса Христа, возводимого к Роду Давидову. Символом последнего указанный вариант звезды и является.

Корреляция 5-и и 6-и конечных звёзд: 1 – герб г. Шлотхайма (1505 г.); 2 – герб США (1782 г.).
Рис. 7.
Корреляция 5-и и 6-и конечных звёзд: 1 – герб г. Шлотхайма (1505 г.); 2 – герб США (1782 г.).

Интересен комплекс из пентаграммы (направлена двумя лучами вверх) и пяти шестиугольных звёзд, представленный на гербе восточногерманского города Schlotheim/Шлотхайм (рис. 7,1). «Город Шлотхайм был заложен в начале XIII в. у дороги Мюльхаузен – Зангерхаузен. Но фактический статус города он приобрёл в 1277 г. С 1505 г. Шлотхайм имеет такой герб: в зелёном поле серебряная пентаграмма, сопровождаемая по углам пятью серебряными звёздами; шестая серебряная звезда в середине пентаграммы. Серебряная пентаграмма и звёзды – знаки монастыря, основанного в 1285 г. около города. Пентаграмма – символ защиты от злых духов. Жители города верили, что она защитит их от несчастья и зла» (Туманьян Ю.А., 1998, с. 152). Приведённый в блазонировании городского герба тезис о звёздах-знаках монастыря не выдерживает никакой критики. Этот герб - фактический современник амулетам №№ 4 и 7 из клада в Замке Кёнигсберг. На всех этих артефактах прямо показана связь между 5-и и 6-и конечными звёздами. Данный феномен, очевидно, является следствием проникновения в Европу элементов ближневосточной знаковой системы. Ранее в Европе, как показывает приведённый выше археологический материал, оба варианта звезды выступали исключительно порознь. Вместе они манифестированы лишь библейской традиции. Этот источник для появления обоих вариантов звёзд засвидетельствован, в частности, на геральдическом материале Белоруссии XVI-XVII вв. (Титов А.К., 1997, с. 118).

Вслед за амулетами из Кёнигсберга и гербом города Шлотхайм неразрывная связь двух вариантов звёзд реализована в верхнем секторе Государственного Герба Соединённых Штатов Америки, кодифицированного 10 июня 1782 г. (рис. 7,2). Таким образом, совместное появление в геральдике XVI-XVIII вв. пентаграммы и «звезды Давида», не являющейся объектом анализа в данной статье, однозначно указывают на их ближневосточное происхождение. Так как исламское влияние (оба варианта звёзд – известные элементы декора мусульманском декоративного искусства) на европейскую геральдику после крестовых походов было минимизировано, то все сомнения в библейской происхождении указанных геральдических фигур отпадают.

Применительно к советской красной звезде есть прямое указание на её происхождение из сокровищницы иудейской традиции. Соратник Л.Д. Троцкого М. Коган писал: «Символ еврейства, веками борющегося против капитализма, стал и символом русского пролетариата, что видно хотя бы в установлении «Красной пятиугольной звезды», являющейся раньше, как известно, символом и знаком сионизма – еврейства. С ним – победа, с ним смерть паразитам-буржуям» (Коган М., 1919). По легенде ранне-советского времени, основные элементы герба РСФСР были предложены одним из отцов-основателей первого в мире пролетарского государства – Л.Б. Троцким. В состав его предложения, как показывают конкурсные эскизы герба (рис. 1), сходило изображение красной пентаграммы, под ней – декоративного картуша. Группа этих геральдических фигур была окружена венком из нескольких колосьев, перевитых красными лентами. В целом складывалась композиция, не характерная для традиционных норм европейской геральдики.

Государственные гербы с композицией «звезда в венке»: 1 – образцы революционной символики Франции в 1789-1793 гг.; 2 – герб Парагвая (с 1842 г.); 3 – герб Бразилии (после 1889 г.); 3 – герб СССР (с 1923 г.); 4 – герб Италии (с 1948 г.).
Рис. 8.
Государственные гербы с композицией «звезда в венке»: 1 – образцы революционной символики Франции в 1789-1793 гг.; 2 – герб Парагвая (с 1842 г.); 3 – герб Бразилии (после 1889 г.); 3 – герб СССР (с 1923 г.); 4 – герб Италии (с 1948 г.).

Зато эта композиция известна в гербах латиноамериканских государств, ставших свободными от испанского владычества в первой половине XIX в. Творцы этих гербов стремились подчеркнуть независимость молодых государств Америки через отход от традиций европейской символики. Центральная фигура этих гербов (рис. 8, Парагвай, Бразилия) – пентаграмма, символизировавшая солнце («символ Родины», объект поклонения многих индейских племён – Nagel R., 1994, S. 37, 38) – окружена венком, перевязанным лентами цветов государственного флага. Венок в библейской традиции символизирует почёт, радость победы, корону властителя (Oesterreicher-Mollwo M., 1991, S. 91). Как показывает символика Великой французской буржуазной революции (рис. 8,1,2), именно прекрасная Франция подала идею для своих латиноамериканских (и, позднее, советских) последователей ввести венок в гербы их молодых государств. В свою очередь, якобинцы примеры для своих революционных эмблем брали из знаковых анналов Римской республики.

Латиноамериканские гербовые венки включали растения, наиболее характерные для каждой конкретной страны. Так, для Парагвая знаковыми стали ветви пальмы и лавра, для Бразилии – ветви кофе и табака. На гербе РСФСР и СССР представлен венок из колосьев, а в эмблеме Республики Италии представлены лавр и дуб. Герб СССР несколько нарушает композицию «звезда в венке», которая, очевидно, призвана восславить победу основателей государства и их мудрость, сопоставимую с мудростью Царя Соломона, чьей эмблемой пентаграмма является. Центральной фигурой на гербе Страны Советов (утверждён ЦИК СССР 6 июля 1923 г. и закреплён Конституцией СССР 1924 г.) стал земной шар с наложенной на него эмблемой союза пролетариата и крестьянства. Эта композиция – память о так и не осуществившейся мечте отцов-основателей СССР о мировой революции.

Венок на советском гербе перевит лентами цвета государственного флага. Его алый цвет традиционно восходит к знамени Коммуны, взвившемся над баррикадами Парижа в 1971 г. Не особо вдаваясь в познание вексиллологического материала, идеологи советской эпохи алый цвет пролетарских знамён связывали с борьбой за народное счастье, шедшей до последней капли крови.

На самом деле алый цвет знамён – древнейший в Европе. Первые европейские знамёна представляли собой части туш животных, принесённых «варварами» в залог грядущей победы (Кулаков В.И., 1989, с. 63, 67). Во всяком случае, одна из сторон таких знамён должна быть алой от жертвенной крови. Алым является и единственное из дошедших до нашего времени римских знамён. Это – хранящийся в Государственном Эрмитаже vexillum III в. н.э. из Египта (Колобов А.В., 2001, с. 43). Таким образом, и деятели Парижской Коммуны, и творцы советской геральдики в своих вексиллологических поисках воссоздали нормы древнейших европейских знамён, копировавших цветом и деталями (бахрома по периметру) жертвенные шкуры кельтов и германцев конца I тыслет. до н.э. В дальнейшем алые знамёна не раз реяли над воинскими шеренгами на полях боёв Европы и Азии. Не следует забывать того, что красный цвет знамени традиционно принадлежит социалистам и социал-демократам. В соответствии с этой традицией партийное знамя НСДАП (нацисты считали себя социалистами!), а с 1936 г. – государственное знамя III Райха тоже имели алые полотнища.

Композиция «звезда в венке» в знаках различия РККА: 1 – Нагрудный знак ветеринара Армии Советской Латвии (Приказ РВС АСЛ № 148 от 22 мая 1919 г.); 2 – шитый (командный и административный состав) и 3 – трафаретный (для рядового состава) нарукавные знаки для бойцов калмыцких формирований Юго-Восточного фронта (1919 г.).
Рис. 9.
Композиция «звезда в венке» в знаках различия РККА: 1 – Нагрудный знак ветеринара Армии Советской Латвии (Приказ РВС АСЛ №148 от 22 мая 1919 г.); 2 – шитый (командный и административный состав) и 3 – трафаретный (для рядового состава) нарукавные знаки для бойцов калмыцких формирований Юго-Восточного фронта (1919 г.).

Без добавлений композиция «звезда в венке» реализована в первых знаках воинов (Приказ Наркомата по военным делам от 19 апреля 1918 г.) и ветеринаров Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) (рис. 9,1). В брежневскую эпоху воины Советской Армии этот знак золотистого цвета носили в петлицах. Современные защитники демократического Отечества также обладают этой эмблемой сухопутных войск в соответствии с Указом Президента РФ № 1010 (1995 г.).

Правда, в национальных формированиях, входивших в состав РККА в эпоху Гражданской войны, библейская пентаграмма дополнялась символами иных религий. Бойцы Башкирской группы войск 7-й армии, пытавшейся остановить наступление Северо-Западной Русской Армии на Петроград осенью 1919 г., носили на левом рукаве гимнастёрок ромбическую нашивку, на которой под красной пентаграммой был представлен красный же полумесяц. В Приказе № 213 от 3 ноября 1919 г. по войскам Юго-Восточного фронта для калмыцких формирований вводилась нарукавная ромбическая нашивка с золотой свастикой, окружённой серебряным лавровым венком и увенчанной золотой звездой (Степанов А., 1995, с. 42, 43). Центральная фигура последней эмблемы (рис. 9,2,3) традиционно для калмыков-буддистов означает счастье. Полумесяц на нашивке для красных башкир – знак принадлежности к исламу.

Религиозный принцип происхождения вторичных элементов воинских эмблем ранне-советского времени указывает на культовый характер и основной советской эмблемы – красной пентаграммы, направленной острием вверх. Иконографически она соответствует так называемой «печати Царя Соломона» и восходит к иудейской религиозной традиции.

Правда, не на всех знаках советской поры звезда направлена острием вверх. Введённый декретом ВЦИК 16 сентября 1918 г. орден Красного Знамени РСФСР в центре орденского знака имел эмалевое изображение звезды, острием направленной вниз (как, кстати, на гербе г. Шлотхайма – рис. 7, слева). По непроверенным данным, такая версия звезды была предложена для ордена наркомвоенмором Л.Б. Троцким. Считается, что такая версия пентаграммы является схематизированным изображением-криптограммой лиц рогатых финикийских божеств Молоха-Ваала/Баала и Беса. Эти грозные властители Древней Палестины долгие века были объектами идеологического противостояния адептов иудаизма. При этом такое начертание пентаграммы сохранилось в наборе знаков каббалы и связанных с ней европейских оккультистов Новейшего времени. Показательно, что негативное отношение иудеев к указанным божествам враждебного народа дошло до нас в бранных словах «шойбес» и «балбес», вошедших в русский разговорный язык. Интересно отметить негативную оценку звезды-криптограммы Баала-Беса современными поклонниками паранормальных явлений. Считается, что такая звезда «отнимает энергию у её владельца» (Кучеренко Э.И., 1997, с. 103).

Культовая семантика пентаграммы подтверждается данными государственной геральдики. Лишь в гербах некоторых латиноамериканских стран 5-и конечная звезда символизировала солнце. Напротив, в гербе Королевства Марокко и солнце, и пентаграмма представлены рядом, причём пентаграмма – на первом месте. Этот случай и прочие примеры применения пентаграмм в геральдике несоциалистических по своему строю государств раскрывают её охранительную функцию, вполне соответствующую «печати Соломона». Таким образом появление на гербах РСФСР и СССР между концами стеблей венка не солнца (как на эмблемах революционной Франции), а пентаграммы имеет вполне религиозную, охранительную (?) функцию. На гербе РСФСР под 5-и конечной звездой представлен свиток, оформленный в виде картуша. В советской геральдической традиции этот свиток по недоразумению интерпретировался как «геральдический щит» (Соболева Н.А., Артамонов В.А., 1993, с. 197). В верхней части свитка первого советского герба представлена аббревиатура «РСФСР», в нижней – восходящее солнце. Кстати, эта деталь ещё раз подчёркивает не солярную, а иную специфику советской пентаграммы, показанной на гербе значительно выше солнца. Единственным символом в современной геральдике, соответствующим композиции центра герба РСФСР «свиток, увенчанный звездой», является один из основных символов вероучения трёх Колен Израилевых – таблицы/свиток Торы, увенчанные «звездой Давида». По сей день эта эмблема является петличным знаком для раввинов, служащих в армии США.

Замена в эмблеме «звезды Давида» (в начале ХХ в. – общеизвестный символ сионизма) охранительной «печатью Соломона» вполне естественна. Сохранение советской власти в захваченной большевиками России было для них в период Гражданской войны весьма актуально. При этом связь с библейскими традициями, очевидно, естественная для многих членов Народного Комиссариата первого созыва, у советского герба манифестировалась в силу, скорее, подсознательных культовых воззрений, а не пропагандистских побуждений.

Итогами проведённого краткого анализа элементов знаковых систем, составляющих первые образцы советской государственной и военной символики, являются следующие позиции:

  1. Первые знаки в виде пятиконечной звезды появляются у индоевропейских племён Европы в эпохе поздней бронзы и в начале железного века. Они символизируют небо как мир предков и непосредственно связаны с погребальным (заупокойным) культом.
  2. Новое появление звёзд (в том числе – пятилучевых) в западно-европейском декоративном искусстве IV в. н.э. имеет исходный декоративный характер. Их смысловая семантика не выявлена и, не исключено, отсутствует.
  3. В Меровингскую эпоху в Западной Европе появляются изображения 6-и лучевых звёзд, воспринятых на западе нашего континента вместе с набором прочих христианских символов.
  4. Крестовые походы и эпоха Ренессанса открыли европейские знаковые системы для включения в набор их элементов таксономически важных для ближневосточных культов «звёзд Царей Соломона и Давида». Их адаптации в Европе способствовали оккультные, эзотерические сообщества и группы революционеров (Франция, Латинская Америка).
  5. Композиционно ранне-советские государственные и воинские эмблемы восходят к римским и французским республиканским прототипам. Этот вывод ясен при прямом сравнении конкурсных рисунков герба РСФСР (рис. 1,2) и революционных эмблем якобинцев (рис. 8,1). В этой композиции заложена библейская и античная по происхождению идеология жертвенности. На это указывают венки, орудия жертвоприношения (секиры в фасциях), наконец – избыток алого цвета, возрождающий масли о гекатомбах древности. Такая жертвенная семантика композиций гербов Новых миров (Франция и Россия) не расходится с глубинной идеологией режимов римских республиканцев, якобинцев Франции и большевиков. Правда, в жертву своим идеям все они приносили не только (точнее – не столько) свои жизни, а свои народы в виде «классов угнетателей».
  6. Один из основных элементов советской символики – красная пятиконечная звезда – восходит к библейской «печати Царя Соломона». На советских государственных гербах она является апотропейоном (сакральным охранителем) первой в мире страны победившего пролетариата. Его вождям при открыто декларируемом ими интернационализме ближе всего была библейская философия, семантика и символика. Всё это скрыто (к счастью – не навсегда) в первых советских гербах:
    • Философия гекатомб – жертвоприношения членов «враждебных классов» ради процветания группки членов партгосномеклатуры и их наследников во многих коленах (жертвенный венок и подавляющий психику алый цвет рек жертвенной крови).
    • Семантика плохо скрытых амбиций к мировому господству этой номенклатурной группки (перекрытый арматюрой «серп и молот» земной шар).
    • Символика взята в сокровищнице библейских традиций («печать Царя Соломона, венчающая свиток», отсутствие изображений живых существ), открыто отвергавшихся большевиками-интернационалистами. На самом деле эта символика, основанная на многовековом опыте творцов Ветхого Завета, внедрена во все плоскости населения 1/6 части Земного шара, с 1917 г. окрашенной в алые и багровые тона советского герба (рис. 1).


Литература.

  1. Гусев В., 1996. Мы носили «кукиш» на груди, и присмиревшая Европа на это даже не роптала // Красная Звезда, 21 сентября 1996 г.
  2. Иванов В.В., 1980. Астральные мифы // Мифы народов мира, т. 1, Москва.
  3. Коган М., 1919. Заслуги еврейства перед трудящимися // Коммунист, № 72, 12 апреля 1919 г., Харьков.
  4. Колобов А.В., 2001. Штандарты римской армии эпохи Принципата // Проблемы истории, филологии, культуры, вып. Х, Москва-Магнитогорск.
  5. Кулаков В.И., 1989. Знамена дружин Балтийского региона // Советская археология, № 4.
  6. Кулаков В.И., 1998. Зональный орнамент на сосудах малых форм из могильников Янтарного берега // 20 lat archeologii w Maslom?czu, t. II, Lublin.
  7. Кулаков В.И., 2003. История Пруссии до 1283 г., Москва.
  8. Кулаков В.И., 2006а. Священная граница Родины: сложение идеологии пограничной службы // Марс, № 4, Москва.
  9. Кулаков В.И., 2006б. Комплексы с оружием горизонта Сёсдала-Унтерзибенбрунн в Балтии // Археалогiя эпохi сярэдневякоўя. Матэрыялы па археологii Беларусi, вып. 12, Мiнск.
  10. Кулаков В.И., 2006в. Клад замка «Кёнигсберг» // Наука в России, № 2, Москва.
  11. Кучеренко Э.И., 1997. Благословляем вас крестом из молота с серпом // Гербовед, № 13, Москва.
  12. Сергеева М.С., 1997. К истории деревообработки в древнерусских городах лесостепного Поднепровья // Проблемы славянской археологии. Труды VI Международного Конгресса славянской археологии, т. 1, Москва.
  13. Соболева Н.А., Артамонов В.А., 1993. Символы России, Москва.
  14. Степанов А., 1995. Красный калейдоскоп Гражданской войны // Цейхгауз, № 4, Москва.
  15. Титов А.К., 1997. Конфессиональная символики Беларуси // Гербовед, № 21, Москва.
  16. Толкушин О.Г., Кусков Ю.И., 1996. Эзотерическая символика и герб государства // Гербовед, № 10, Москва.
  17. Туманьян Ю.А., 1998. Гербы городов Восточной Германии (бывшей Германской Демократической Республики) // Гербовед, № 32, Москва.
  18. Хайнц С., 2006. Символы кельтов, Санкт-Петербург.
  19. Appuhn H., 1994. Johann Siebmachers Wappenbuch von 1605, Dortmund.
  20. Biton R., de Semainville H.G., 1988. Une plaque-boucle merovingienne en os a Bierry-les-Belles-Fontaines (Yonne) // Revue Archeologique de l’Est et du Centre-Est, t. XXXIX, fasc. 3-4.
  21. Charpy J-J., Poulain C., 1998. Le stele ornee d’une rosace a six petales et le mobilier merovingien de Courdemanges (Marne) // Bulletin de la Societe Arheologique Champenoise, t. 91, Nr 2.
  22. Nagel R., 1994. Zur Emblematik der Freicheit in Lateinamerika // Festschrift zum 124jahrigen Bestehen des HEROLD zu Berlin, Berlin.
  23. Oesterreicher-Mollwo M., 1991. Svmbole. Herder Lexikon, Freiburg in Breisgau.
  24. Schulze-Dorrlamm M., 1990. Zwei hochmittelalterliche Goldscheibenfibeln aus Italien // Archaologisches Korrespondenzblatt, 20. Jg., H. 4.
  25. Welch M.G., 1976. Liebenau inhumation grave 11/196 and the dating of the anglo-saxon cemetery at Mitcham // Medieval Archaeology, vol. 76.

Вернуться к списку публикаций